Цитатник

Не нужно вежливости. Вежливость всегда скрывает боязнь взглянуть в лицо иной действительности.

— Джон Фаулз, «Волхв»

У общества есть еще один способ свести случайность к нулю, лишить своих рабов свободы выбора: убедить их, что прошлое выше настоящего.

— Джон Фаулз, «Волхв»

Нет исключения из правила, потому что каждому хочется быть исключением из правила.

— Малькольм Форб

Если я навешу три висячих замка на решетчатые двери своего жилища, заведу огнестрельное оружие, собак и полицейского в комнате и буду при этом весело уверять, что ничего не боюсь, – то это верно и неверно одновременно. Мой страх заключен в висячих замках.

— Альфред Адлер

Мудр тот, кто потушил костер своих страстей, умерил чувства, отказался от всех желаний и избавил свое сердце от вожделения, только такой мудрец правильно шествует своей верной дорогой.

— Гаутама Будда

Социальное давление, оказываемое обществом, является фундаментом наших моральных ценностей.

— Амитай Этциони

Когда вы знаете что-то, признайте, что вы это знаете; а когда вы не знаете чего-то, согласитесь, что вы этого не знаете; в этом мудрость.

— Конфуций

Сам по себе человек не более переменчив, чем пустой гостиничный номер. Просто в разное время его населяют разные постояльцы.

— Пелевин Виктор, «Т»

Практически, Петька, я тебе скажу, что, если ты боишься, нам обоим скоро хана. Потому что страх всегда притягивает именно то, чего ты боишься. А если ты ничего не боишься, ты становишься невидим. Лучшая маскировка — это безразличие. Если ты по-настоящему безразличен, никто из тех, кто может причинить тебе зло, про тебя просто не вспомнит и не подумает.

— Пелевин Виктор, «Чапаев и Пустота»

Антирусский заговор, безусловно, существует – проблема только в том, что в нем участвует все взрослое население России.

— Пелевин Виктор, «Generation П»

Оказалось, что вечность существовала только до тех пор, пока Татарский искренне в нее верил, и нигде за пределами этой веры ее, в сущности, не было. Для того чтобы искренне верить в вечность, надо было, чтобы эту веру разделяли другие, – потому что вера, которую не разделяет никто, называется шизофренией.

— Пелевин Виктор, «Generation П»

Татарский, конечно, ненавидел советскую власть в большинстве ее проявлений, но все же ему было непонятно – стоило ли менять империю зла на банановую республику зла, которая импортирует бананы из Финляндии.

— Пелевин Виктор, «Generation П»

Любой имидж имеет четкое денежное выражение. Если даже он подчеркнуто некоммерческий, то сразу возникает вопрос, насколько коммерчески ценен такой тип некоммерциализованности. Отсюда и знакомое любому чувство, что все упирается в деньги.

— Пелевин Виктор, «Generation П»

Откровение любой глубины и ширины неизбежно упрется в слова. А слова неизбежно упрутся в себя.

— Пелевин Виктор, «Generation П»

Реальность словам придают люди.

— Пелевин Виктор, «Оружие возмездия»

Смайлик – это визуальный дезодорант. Его обычно ставят, когда юзеру кажется, что от него плохо пахнет. И он хочет гарантированно пахнуть хорошо.

— Пелевин Виктор, «Ампир В»

Человек считает себя Богом, и он прав, потому что Бог в нем есть. Считает себя свиньей — и опять прав, потому что свинья в нем тоже есть. Но человек очень ошибается, когда принимает свою внутреннюю свинью за Бога.

— Пелевин Виктор, «Т»

- Действительно ли тенденция к отрицанию объективной реальности имеет в своей основе сексуальную депривацию?
- А?
- Согласны ли вы, что мир считают иллюзией те, у кого проблемы с сексом? Только сексуально закомплексованные лузеры прячутся от живительного шума рынка в мистику и обскурантизм.
- Тем, кто это говорит, следует сделать то, что им всегда тайно хотелось – трахнуть себя в задницу: когда они займутся тем, в чем понимают, они перестанут рассуждать о том, чего не понимают. У свиньи так устроена шея, что она не может смотреть в небо. Но из этого вовсе не следует, что небо – сексуальный невроз.

— Пелевин Виктор, «Священная книга оборотня»

Когда не думаешь, многое становится ясно.

— Пелевин Виктор, «Generation П»

Все, чем занимаются люди, настолько безобразно, что нет никакой разницы, на чьей ты стороне.

— Пелевин Виктор, «Чапаев и Пустота»

Pages: 1 2 3 4 5 6